Дневник счастливой женщины 8 страница

А значит, нам двадцать!

И вся жизнь впереди!

К тому же много преимуществ перед двадцатилетним возрастом: здоровье, уверенность в себе, имя, кое-какая собственность, почти выросшие дети. А главное — знание жизни.

Как-то вычитала фразу, что одно из сильнейших удовольствий в жизни — манипулирование людьми.

Да, если смягчить: знание людской психологии и применение этого знания на практике увлекательное занятие, которое не надоест никогда! Большое удовольствие прочитать в газете, что с Н. случилось то, что мы ему и предсказывали (он, конечно, этого не знал, потому что с нами не общался, поэтому кончил так, как написано в газете).

30 августа 1996

Вчера говорили, как всегда, много Дневник счастливой женщины 8 страница, до часу ночи.

Радовались, что закончили книгу. Лёня в городе дописал последнюю главу, а свою последнюю я решила не писать. Дело в том, что всю книгу мы печатали с января в "Тюменских известиях", с упоминанием в конце каждой публикации, что права на издание принадлежат администрации города Ноябрьска. Но на днях главный редактор дал понять Лёне, что пора нам публикацию кончать. "Люди мои из отпусков выходят..."

Еще он сказал, что мнения разные: кому-то нравится, кому-то нет. И слава богу. Если бы у всех было наше мировоззрение, орехи бы стоили не вдвое дешевле колбасы, а вдвое (вдесятеро) дороже. И Дневник счастливой женщины 8 страница свою однокомнатную городскую квартиру мы бы не обменяли даже на сарай в нашей курортной зоне.

Но все-таки я немного обижена на читателя. На 25 публикаций — ни одного письма! Неужели мы никому не перевернули душу, полдуши! Не верю...

Ведь почти каждая наша встреча в городе начинается словами: "Тут как-то читала — с таким удовольствием!"

Вот это отсутствие обратной связи (я привыкла к ней на выступлениях: слово — хохот, слово — гул, слово — особая тишина) меня и расхолаживает. Надоело стараться в пустоту.

Понимаю все: нужно время, чтобы тексты разошлись, прочитались (а главное, проверились жизнью).

Да, жить надо долго.

Вчера пришло ко мне озарение Дневник счастливой женщины 8 страница: мы нашли вечный двигатель - дневники. Жизнь бесконечно интересна (тем более жизнь небезынтересных людей) — и значит, ее описание тоже бесконечно интересно. Решила писать в день по страничке (сейчас залезла на вторую), а в год получится солидная книга.

Попробовав этой сладости (не смела мечтать об этом с пятнадцати и до сорока трех) — фиксировать свою жизнь и делиться ею с миром, я уже не хочу иного. И, не успев закончить одну книгу, тут же начала другую. У Лёни такой ярко выраженной потребности нет. Он мечтает строить: забор, баню, погреб...

Заканчивая "Учебник", я говорила, что не буду писать никогда. Это была каторга — написать интересно Дневник счастливой женщины 8 страница про то, что надо, например, уважать людей другой национальности... Эту главу — "Какие есть люди" — мы мусолили недели две...

Прошло полгода, я начала думать, что писать буду, но не скоро. Потом из "Тюменской правды" попросили ответить в газете на одно письмо. Я согласилась, собиралась полмесяца — и с извинениями отказалась: не могу! Не могу писать, камни ворочать легче.

Сейчас пишу с удовольствием. Причина — "обезьянья" еда. Сколько энергии она высвобождает! Так что тот, кому поможет какая-то моя строчка (а мне много раз помогали чужие строчки), пусть благодарит красный перец, раннюю капусту, соседку, которая продала мне помидорную рассаду.



Ну Дневник счастливой женщины 8 страница вот, две страницы.

2 сентября 1996

Сегодняшнюю ночь Иван с девушкой Мариной провели на чердаке сарая.

Две недели назад он неожиданно приехал с Мариной и попросил меня дать ей работу (я плачу 4 тысячи в час — осенью. На эти деньги можно купить килограмм помидоров, или огурцов, или перца, или даже бананов).

Мне третий человек в доме был совсем ни к чему, тем более мы с Иваном засели за конец его "Дневника", а Лёня жил в городе: сколько-то у Пантелеевны, сколько-то у своего сына Бори (он был один). Но выгонять девушку сразу было неловко, и я оставила — посмотреть.

Марина лет шестнадцати, дома не живет Дневник счастливой женщины 8 страница с весны ("родители какие-то глупые, что ни сделаю, все не нравится, хоть как старайся. В школе училась, пока меня не начали заставлять. Я не люблю, когда заставляют").

Иван объявил себя ангелом-хранителем этой Марины. Она влюблена в его друга, сколько-то побыла его "женой" (так у них, неформалов, называются постоянные любовницы), и потом, видимо, страдала, отвергнутая. До Тараскуля Иван пару недель жил с ней на даче, у Пантелеевны; и по гостям они слонялись вместе (отношения у них — дружеские).

По выходным, заработав деньги (Ивану плачу за книгу: 7 тысяч печатная страница), они уезжают в город, ночуют — не знаю где Дневник счастливой женщины 8 страница (к Пантелеевне на дачу и домой я его попросила не являться ночевать; ее сейчас не стоит нагружать гостями, хоть и любимыми). Ему, конечно, сказано, что дом его в Тараскуле, пока не найдем жилье в городе. Но, когда приедет Лёня, Марине придется слезть с Лёниной кровати...

Иван сказал, что они будут жить на чердаке сарая. Пожалуйста! Но — работая днем (за деньги). И вот вчера они обустраивали сарай. Иван провел туда электричество; поставил два радиатора (масляных), починил старую плитку, забил щели в полу.

Надеялся, правда, что я их оставлю дома. Но я уже знаю по предыдущей гостье, что ничего хорошего из этого Дневник счастливой женщины 8 страница не выйдет. Устану и возненавижу все это. Иван будет играть на гитаре; Лёня будет смотреть телевизор; я буду говорить ему, что мне надоело затыкать ухо подушкой. Девушка будет громко хохотать...

Кроме того, я не чувствую, что из-за Марины мы должны себя стеснять. Работает она хорошо (по пять часов, как договорились), но ни разу ничего не сделала просто так, из элементарной благодарности. Это подводит почти всех: никто ничего не хочет сделать неоплаченного. Хочет выиграть — и проигрывает. Мы с Лёней охотно идем на риск, на проигрыш — и выигрываем чаще всего, и крупно.

Первого августа Иван приехал в Тараскуль дописывать книгу Дневник счастливой женщины 8 страница. До того, обиженный тем, что я выселила его от заболевшей раком Пантелеевны, он три недели "хипповал".

Мы говорили с ним по телефону, я сказала, что ему полезно пожить в людях, что этим он меня не накажет.

Приехал наконец — с застарелым кашлем и температурой. Я в эти дни перешла на сырую растительную пищу и его стала так же кормить, но без орехов (он поклялся бабушке Аиде, что голодать в этот раз не будет). В первый же день прошла температура, почти исчез кашель на четвертый день и шло бурное очищение легких, какого никогда не было. Но через день он решил Дневник счастливой женщины 8 страница есть вареную картошку, потом гречневую кашу... потом на выходные уехал к бабушке Аиде — и вернулся снова с кашлем и температурой.

Я кормила его всю неделю бесплатно (ох, он и ел!); за это он читал умные книжки по умному питанию и сдавал мне зачеты. Ну, и писал немного.

Вернувшемуся с температурой, я сказала: "В дураков деньги не вкладываю". Перестала я его и угощать.

Рассердилась. Одно дело посторонние, другое — парень, который каждый день видит, как можно жить не болея — и с удовольствием болеет.

Но, зная Ивана, который всегда с умом контролирует даже свои глупости, думаю: это не просто так. Не просто так Дневник счастливой женщины 8 страница он лелеет свой кашель и ходит полудохлый. Надеется, что его пожалеют и опять устроят бананово-яблочно-виноградный рай.

И вот, живем мы интересно. В кухне лежат арбузы, виноград, яблоки — а Иван есть хлеб, каши, картошку с грибами. Кое-что он покупает у меня, но не овощи; хотя они растут в огороде. По-видимому, не верит, что мое материнское сердце долго выдержит. Он привык, что бабушки вокруг него кудахчут: "Ты еще не ел сегодня! Как можно без мяса и хлеба?"

А я всегда кудахтала: "Как можно без овощей и фруктов? Съешь хотя бы морковку перед бутербродом!" — и чистила Дневник счастливой женщины 8 страница ему эту морковку, делала салат. Он милостиво съедал, потом угощался половиной моих фруктовых запасов, которые мы с Лёней перли с городского центрального рынка до автовокзала...

Так было всегда; и я не помню, когда в последний раз Иван так кашлял... Лет пять назад, кажется.

Теперь же, считаю, он сам должен думать о своем здоровье. Я, при всем своем материнском желании, не смогу почистить ему морковку, если он живет не со мной. Правда, эту зиму я давала ему помимо денег на еду (если он выполнял свою норму публикаций и страниц книги) деньги на апельсины. Но, конечно, они шли мимо Иванова Дневник счастливой женщины 8 страница рта и тратились на кассеты.

Я думаю так: большинство людей, перешедших на энергопитание (не дохлыми продуктами), перед этим мучались и почти умирали. Это был стимул. Я, имея очень здравый смысл, испугалась, не успев заболеть.

Иван тоже должен испугаться. Чем быстрее, тем лучше для него. Кроме него самого никто ему не поможет.

Поэтому мне остается только предупреждать и наблюдать.

4-сентября 1996

Вчера произошел типичный для нашей семьи конфликт. Иван что-то сделал, Лёне не понравился итог, потребовалось доделать. Работы было на две минуты, разборка втроем шла минут пять.

Потом обиженный Иван заявил, что его выгнали на чердак и не кормят.

Меня это Дневник счастливой женщины 8 страница взбесило!

Его постоянные заявления, что у него нет дома, что его "выгнали"... Он и бабушке Аиде это говорит, а она мне, и Константину как-то сообщила...

Я плохо засыпала этой ночью и проснулась рано. Думала, почему меня это так обидело?

Вот ведь что: веди я себя как остальные мамы и особенно папы, давно бы у нас все было. А я сидела с Иваном до его почти шестнадцати лет. Да и сейчас... Сколько времени ушло на его рукопись: я и печатаю, я и правлю...

У него не было отдельной комнаты, но была персональная, отдельная мама, с которой всегда было Дневник счастливой женщины 8 страница можно поговорить. И я считала это главным для счастья ребенка.

Обидно. Сегодня я впервые жалею, что затратила треть жизни на это существо.

И даже — поплакала.

7 сентября 1996

Утром Иван извинился. Сказал, что, да, обнаглел, привез в нашу трудную ситуацию еще и чужого человека. И вообще, что он еще маленький и глупый.

— Когда воспитывают щенков, они визжат. Вот и я — визгнул.

Я ответила, что он не маленький, а выбрал позицию маленького: так удобнее.

Когда меня приперли обстоятельства, я перестала есть и пить то, что забирало мою энергию. Он ходит полудохлый, кашляет, ноет, что нет денег... И ждет, кто его пожалеет...

В результате Дневник счастливой женщины 8 страница всего было решено, что они с Мариной четыре часа работают по дому бесплатно.

Недавно я его спросила, как Марина относится к своим родителям.

— Да мы все своих родителей ненавидим!..

И самому смешно стало. Потому что нас с Леней трудно ненавидеть. Но законы стаи диктуют мировоззрение.

Я говорю Ивану ( редко, может быть, однажды сказала):

— Уверена, что когда-нибудь ты будешь гордиться нами!

— Да я и так горжусь.

...Еще интересный разговор позавчера.

Я собирала облепиху и, чтоб не испачкаться, надела на красное платье мужскую рубашку — рыжую в черную клетку. Иван замечает:

— У тебя рубашка к юбке не подходит. Почему?

— Странно. Раз в Дневник счастливой женщины 8 страница жизни я оделась не в гамму — ты тут же заметил. А когда одеваюсь красиво — ни одного комплимента.

— Не буду же я каждый день комплименты делать!

— Почему? Я согласна на это.

8 сентября 1996

Читала Тополя "Россия в постели". Порекомендовала Ивану как полезное чтение. Описано несколько забавных способов знакомства с девушками и великолепный метод соблазнения по телефону.

Иван, как всегда, когда речь заходит о сексе, скривился:

— Фу, гадость...

— Почему гадость, — сказала я. — Вполне натуральное дело, как еда. А чтобы вызвать сексуальный аппетит, нужно усилить недозволенность, интимность, чувство запрета, стыда...

Иван согласился.

Они с Мариной до сих пор сидят на чердаке. Вчера похолодало, задождило Дневник счастливой женщины 8 страница. Взяли теплые вещи — и сидят, печатают, Марина мне вяжет юбку. Иван сочиняет... песни.

Он пишет все лучше, с каждой страницей. Это самый быстрый способ сделать писателя — опубликовать его рукопись (разобрав предварительно побуквенно).

Я писала стихи с четвертого класса; будучи председателем пионерской дружины, даже годовые отчеты делала в стихах и декламировала с трибуны. Пока однажды не забыла слова. Прозаические позывы начались в девятом классе (один позыв опубликовали в газете, другой собирались).

Очень мучилась — хотела писать, но не знала, о чем. Никто (почему-то и отец) не научили, о чем писать. А моя жизнь была не намного менее Дневник счастливой женщины 8 страница интересной, чем жизнь Ивана. Конечно, времена были другие, надо было подлаживаться под идеологические догмы, но ведь отец был — писатель! У нас дома бывали и Астафьев, и Залыгин, и другие многие...

Просто папа, как почти все другие папы, предпочитал жить своей жизнью.

Конечно, я вела дневник, лет с четырнадцати до двадцати. Но никто не научил меня, что написанное интересно людям. Я писала для себя, а не для читателей. Так и прошла школа, скитания по Свердловску, учения и мучения.

Как-то мы с подругой Леной Левиной (она писала рассказы, училась на филологическом в УрГУ) задумали от зимней скуки роман. Долго, увлеченно обсуждали его Дневник счастливой женщины 8 страница в коридорах и курилках университета, потом разделили работу (ты пишешь первую главу, а я — вторую).

И вот — написала я главу, прочитала Лене. Она — нещедрая на похвалы и сигареты — восхитилась. Спросила — как?.. "Не знаю как... легко".

Так впервые глотнула я этой сладости. Создавать из ничего нечто.

Роман мы не написали.

Все университетские годы шли стихи. Их кто-то любил, кто-то переписывал, однажды опубликовали... Потом мне удалось написать прозой рассказ (про чужую, рассказанную мне, любовь). Была зима, пятый курс, каникулы, жила в Тюмени, скучала. Смотрела на пишущую машинку отца, умершего год назад. Села, стала сочинять.

Жизнь мгновенно окрасилась, из плоской стала Дневник счастливой женщины 8 страница объемной. Стало интересно все: даже не интересный в те годы телевизор. Ведь любой подсмотренный жест можно было использовать...

Но мне так дали по носу (Евгений Шерман, человек с хорошим литературным вкусом, что я стала бояться этого белого листа.

Переключилась на стихи. Года три читала про то, как надо писать прозу. Переписывала чужие рассказы (хорошая школа) — Чехова, Всеволода Иванова.

Вместо элитарного общества в газете я выбрала завод. Завод на окраине города, напротив тюрьмы; да и сам он, как тюрьма, с проходными, пропусками, грязью. Тюменский электромеханический.

Там стала работать по специальности, социологом. Покрутилась среди бабья — типичного — сорокалетнего, которого до тех пор Дневник счастливой женщины 8 страница не знала.

Прошла через презрение к ним до понимания и любования. Тогда и написала первый рассказ. Он был наконец-то советский. Завод, простые люди, простые разговоры... Я поняла, какого рода литература нужна журналам. То, что забраковал Шерман, было несоветским, а просто моим, девчачьим. Ни на что не похожим. Вернее, похоже на графоманию с проблесками таланта.

Вот я и жалею, что потеряла пять лет и кучу энергии на жизнь и учебу в Свердловске. Чтобы преуспеть в советской литературе, надо было прямиком идти работать на сетевязальную фабрику.

Описать жизнь школьницы или студентки мне не приходило в голову; не подсказал и Дневник счастливой женщины 8 страница отец. Может, от равнодушия, может, понимая, что это не для советской литературы.

Так вот, первые три рассказа я отправила в журнал "Урал". Пришло радостное письмо — и вскоре напечатали (эти же рассказы хотели печатать "Сибирские огни"). Потом рассказ в "Сибирских огнях" и рассказ в московской "Литературной учебе".

Тут родился Иван, и я застряла на много лет с несколькими недописанными рассказами.

Сглупа я надеялась, что буду писать, сидя дома. Ведь самым страшным мне казалось ходить на работу. Как-то подсчитала, что трачу на работу (плюс сборы, дорога) одиннадцать часов в сутки. Все время! Это возмутило. Причем на заводе у меня был отдельный Дневник счастливой женщины 8 страница кабинет и много свободного времени, я могла и писать, и читать... Но ощущение того, что ты в тюрьме, не вдохновляло. Почему-то надо сидеть задрав ноги. (Как сейчас. В кровати, опираясь на стенку, под спиной подушка. Тетрадь на коленях.) Надо быть в удобной одежде, без лифчиков и резинок на поясе, обязательно голоногой. Почему-то обязательно пить (раньше чай, кофе, сейчас медово-брусничную воду). Словом, почему-то надо быть свободной.

За несколько лет сидения с Иваном я выдала еще несколько рассказов, уже более женских, о которых тогда секретарь Тюменского Союза писателей отозвался пренебрежительно: "Наша Света впала в бытовизм Дневник счастливой женщины 8 страница. Это неверная дорога". И правда, все эти рассказы удалось опубликовать только в тюменских газетах. Потом.

Кто бы мог подумать, что прочитать десять раз в день "Тараканище" и показывать из домашнего окна машины своему малышу окажется пыткой? Особая пытка: не думать о своем... Я приноровилась: читала Ивану, а думала — себе.

Но так рассказ не напишешь. Моя пустая голова требовала умственной работы, тосковала... Кажется, пальцы тряслись, так им хотелось посидеть с ручкой. О книге я и не мечтала. Впрочем, посчитала как-то: чтобы издать самую маленькую, надо написать еще десять рассказов по шесть-семь страниц каждый. Тогда эта мечта так мечтой и осталась Дневник счастливой женщины 8 страница: десять рассказов — семьдесят страниц!

Кто-то скажет: захотела бы, писала по ночам, как многие. Да, легенд много: днем работал, ночью писал. Но покажите мне написанное ночью! Что там от искусства? Что можно написать, используя только измученное сознание? Иногда после нескольких часов публичного интервью-разговора, выступлений — я начинаю забывать простые слова, знакомейшие из фамилий. Это значит: дошла до предела и ничего больше не выдам интересного. Надо отдыхать, денек хотя бы.

Лёня описал в своем "Дневнике", как мы надиктовывали на кассету драматургу Дворецкому рассказ о нашем романе. И как тот воскликнул: я бы сделал из этого бестселлер!.. Но Дневник счастливой женщины 8 страница сами мы и не думали делать бестселлер, мы думали, что никогда не напишем эту историю, никогда не вылезем из той задницы, в которой сидели.

Такая роскошь — описывать свою любовную историю! Да и времена тогда были только-только горбачевские. Ну, кстати, так мы его, этот роман, и не описали пока.

А те слезки, которые из меня капали в грязное ведро со шваброй! Я стояла посреди своего поломойного "объекта" - фойе курорта "Малый Тараскуль" и имела роскошь пожалеть себя (редко это делаю). Мне только что сказала Ада Левина из московской "Работницы", что несколько лет не может забыть мой рассказ (он и правда лучший Дневник счастливой женщины 8 страница, необычный, правдивый, цепляющий за сердце — рассказ моей колоритной бабушки Анны Михайловны о моем колоритном отце: как бабушка спасала его из вытрезвителя. Если что-то пишется кровью, то так написан был рассказ, без имен, конечно). Но про пьяниц в те времена не печатали.

Я умела так писать — а мыла полы, подбирала окурки, выносила урны. И было мне тридцать пять лет — женская серединка.

Что нас протащило через все это небытие?

9 сентября 1996

Иван, мой выкормыш:

— Я заметил, что на настроение слишком влияет погода.

Я: — Да, у меня тоже так. В плохую погоду не бывает такого настроения, как в солнечную.

Иван: — Надо Дневник счастливой женщины 8 страница придумать, как с этим бороться. Это унизительно — так зависеть от погоды.

Иван, с утра, слезая со своего чердака:

— Господа, нет ли у вас арбузных корок? (Я ем арбуз и дыню очень щадяще, срезая корки потолще, а Иван их доедает — бесплатно.)

Разговор с Лёней о том, что жизнь наградила нас. Мы жили правильно и честно, не боялись экспериментировать и делать "не как все" — и теперь можем писать о себе. Как угодно долго и много. "Санта-Барбара" — но не придуманная. Уверены, нас ждет большой успех.

Иван принес последние страницы книги. С гордостью попросил прочитать вслух. Оказались самые плохие страницы, сплошная литературность. "Вперед! Жизнь Дневник счастливой женщины 8 страница продолжается!" и т. п. Пришлось сильно сократить и потратить время на переубеждение расстроенного автора. Лёня сказал: "Слушай Свету. Не спорь с мастером".

— Хорошо, господа, вы меня убедили.

10 сентября 1996

Уже неделю мы в Ноябрьске. Привезли свою рукопись заказчику — сдать.

Дело было так... А до дела было так. ,

Два года назад Калининский районный отдел образования издал наш "Учебник". В качестве гонорара мы получили в свою собственность часть книг. Надо было продать. Именно тогда начались первые неплатежи, во всяком случае, об этом стало известно обществу. Мы сели и написали десять писем мэрам северных городов. Упомянули, что "Учебник" рекомендован как учебное пособие, послали вырезки Дневник счастливой женщины 8 страница из московских газет — "Комсомолки", "Культуры".

И совсем почти разочаровались, не получив ниоткуда никаких ответов... Вдруг ответ из Ноябрьска, не просто ответ — деньги. Купили книг — три тысячи!.. Это было (как ни стыдно признать) одно из лучших событий в жизни. Событие, усиленное ожиданием, безденежьем, амбициями — и неожиданностью. Все составляющие для того, чтобы назвать это событие — особым. Дело тут не в сумме. Хотя сумм таких мы никогда не имели.

Стали думать: что за человек такой, этот ноябрьский Александр Бусалов? От нас он ничего получить не мог, кроме книг. И, как выяснилось, и не хотел ничего получать. Взял и позаботился о городских Дневник счастливой женщины 8 страница детях. (Кстати, сначала дал нашу книжку своей дочери и еще кому-то юному, посоветоваться.)

Для нас было понятно: мы нашли человека!

Мы всегда его ищем, его ищут все!

Вчера Зиновий Герд сказал в разговоре с Эльдаром Рязановым (по ТВ):

— Слезу у меня выбивает встреча с единомышленником. Обнять такого человека — счастье.

Сразу позвонили в Ноябрьск и по короткому разговору поняли, что не ошиблись. В голосе Александра Григорьевича не было высокомерия, усталости — была радость и энергия. Договорились, что приедем выступать в школах Ноябрьска.

Помнится, в эти дни давали интервью "Тюменской правде". Нас спросили, что мы собираемся делать. Мы ответили Дневник счастливой женщины 8 страница, что никогда не строили планов и программ. Все зависит от человека, которого мы полюбим. И будем с ним что-то делать, потому что любое дело получится хорошо только с единомышленником. С этого надо начинать любое дело -с человека.

В тот раз мы просто повыступали, немного поговорили с А.Г. Предложили написать материал о городе в тюменскую какую-нибудь газету. Он искренне отказался, сказал: после хвалебных материалов у меня прибавляется много хлопот. Приезжают люди, надо устраивать их на работу... Лучше сидеть тихо.

Прошел почти год, Иван завел рубрику в "Тюменской правде". Мы позвонили А.Г.

— Наконец-то можем вас хоть как-то Дневник счастливой женщины 8 страница отблагодарить. Вот такая тема, такая газета. Дадите интервью? И вдруг слышим ответ:

— С вами я готов хоть что делать.

Наш рейтинг повысился в Ноябрьске. Видимо, следы выступлений и книг...

Не прошло и месяца, как А.Г. приехал в наше поместье (где мы еле помещаемся).

Заглянул в колодец; квартиру не ходил, не осматривал: сразу понял, куда попал.

Уточнил:

— Вам нужна квартира в городе?

— Хоть где. Мы давно могли выпросить у местных властей квартиру, но хотим заработать. Скоро заработаем...

Потом, уловив в разговоре первый же повод для сотрудничества (мы рассказали нашу идею о рабочих местах для детей "Новые детские мастерские Дневник счастливой женщины 8 страница"), пригласил в Ноябрьск.

Под конец сказал:

— Я очень прошу вас, ни перед кем не унижайтесь. Квартиру вы заработаете.

И правда: если б мы не жили, не ели, не покупали то, что давно есть у других (мебель, пишущую машинку, музыкальный центр, телевизор, печку СВЧ), — мы бы имели хоть однокомнатную — но квартиру в городе. Заработанную в Ноябрьске. Но пока не получается.

Итак, осенью прошлого года приезжаем в свой Ноябрьск, даем консультации по детским мастерским, снова выступаем в школах и в педколледже...

А нас между тем спрашивают читатели:

— Вы не привезли новых книг?..

Обуревает буря: а не написать ли нам для таких читающих читателей Дневник счастливой женщины 8 страница Ноябрьска свою-даже-не-мечтанную книгу? Мечтали, конечно, но когда-то потом написать, в хорошие, барские времена. Такая роскошь — писать о себе...

Собирались писать о других. Началась ведь выборная эпоха, а значит, политик должен себя показывать.

Это была бы интересная книжка — жизнь, мысли, споры, ссоры и дела Александра, скажем, Бусалова.

Мы ему это и предлагали — книгу о нем. А он сказал (да с какой радостью!): пишите о себе.

Сейчас (за эту неделю трижды) мы слышим от ноябрьских журналистов, что Бусалов любит лесть. А мы думаем, что он скромнейший из всех нами виденных политиков. Хотя все, что связано с Дневник счастливой женщины 8 страница продвижением города, — он приветствует. Странно было бы, если бы он этого не делал. Но при упоминании о городе почти неотвратимо упоминается глава города. Издержки профессии — и выборная эпоха.

Мы подписали договор — на восемь месяцев — и на два года с сентября 199б-го года продали все права на книгу администрации Ноябрьска.

Впервые мы могли писать и не думать о деньгах. Какое удовольствие. А учитывая, что писали о себе, — удовольствие почти запретное.

И вот привезли рукопись. Даем разнообразные интервью. Похоже, что изданием книги будем заниматься сами (совсем об этом не думали, но это хорошо). В нашей стране ты все должен делать сам Дневник счастливой женщины 8 страница и делать отлично. Если чего-то не умеешь, например рекламировать себя, — тебе конец.

Так вот, скоро едем в Москву, искать издателя. Нас никто не подталкивал, но мы взяли обязательство — окупить затраты на нашу книгу, а может, и прибыль принести. Наверно, не мы должны этим заниматься... А кто? И кому мы будем нужны, если будем только писать тексты?

21 сентября 1996

Так с нами бывает — разговоришься с человеком, а он, умный, настолько глуп в своей жизни, так его кто-то подмял, что страшно становится. Страшно еще и потому, что люди вокруг этого человека считают, что с ним все нормально. Так вот Дневник счастливой женщины 8 страница. Умная, приятная женщина лет сорока говорит о муже: пьет или смотрит телевизор. Пьет одну треть времени, меняться не хочет — и зачем? Я зарабатываю, я готовлю, обстирываю — он пользуется.

Ситуация типичная для русской жизни! Она тянет, пока может, он пользуется под девизом: тебе надо — делай, дура!

Наши диалоги:

— Почему не бросишь? Есть возможность?

— Есть! Даже квартиру в другом городе предлагают и работу. Да и у нас — трехкомнатная.

— Любишь его, что ли?

— Да вы что! Я и замуж выходила — не скажу, что любила. Ребенку моему (15 лет) папа нравится.

— Ну и что? Жизнь-то твоя...

— Да сопьется он без меня. У подруги был Дневник счастливой женщины 8 страница такой случай. И я думаю: если с моим что случится, всю жизнь виновата буду. Бог-то мне его поручил...

— Почему? Муж твой калека, что ли, ребенок...

— Нет. Ну вдруг что случится?

— Ты хоть понимаешь, что говоришь дикость? Он, мужчина, за тебя отвечает, но не ты за него! Твоя-то жизнь проходит, мужик другой тебя ждет — наверняка.

— Ой, на мужиков я и смотреть не могу...

— Конечно, сейчас не можешь. Это все так говорят. Отдохнешь, придешь в себя, почувствуешь себя женщиной, а не конем — найдется тут же мужик.

— Не знаю... Он у меня с детства обиженный, у него отец пьяница Дневник счастливой женщины 8 страница был.

— Знаешь, мы таких обиженных много видим. Жены от них уходили — а они прекрасно оставались жить, что интересно, сразу появлялись другие бабы. Ты не думала, может, ты чужое место занимаешь? Он другую найдет — и пить перестанет. А вы — неподходящие люди.

— Ой, и правда, а вдруг я чужое место занимаю...

— Да, и кстати, о Боге. Бог тебя сделал, чтобы ты счастливая была. Ты несешь ответственность за свое счастье, ты это должна Богу, ну, или Природе. И ты делаешь преступление тем, что несчастна.

... Вот эти два последних аргумента, кажется, убедили нашу собеседницу. Конечно, сразу она решение не примет, надо чтобы в голове Дневник счастливой женщины 8 страница произошел переворот.

Надо привыкнуть к мысли, что ты развелась, надо уложить по-новому всю жизнь, все свои щетки и шпильки разложить на новые полочки. Надо пережить в голове стыд от того, что твоя жизнь не удалась, пережить трудные разговоры с мамой и сестрами, соседкой, которая считала вас идеальной парой. Надо много раз ответить в голове своей дочке: "Это моя жизнь, ты через два года начнешь свою, и мне надо о себе подумать", прежде чем эти слова смогут вылететь у тебя изо рта. Надо прикинуть, что ты оставишь и что заберешь, в чем проиграешь и в чем выиграешь...

Помню Дневник счастливой женщины 8 страница разговор в поезде с милой женщиной лет десять назад. Я ехала из Свердловска в Тюмень, она — на Север, где жила уже несколько лет. Счастливая, довольная, пахнущая французскими духами. Рассказала свою историю. Жила долго в городке под Свердловском. Муж хороший парень, но пил. Пил и пил, все больше. Уходить... было жалко его: погибнет, сопьется. Но ушла.

Я спросила, что было толчком, последней каплей.

Последней каплей были капли на свежевыбеленной стене. Сделала в квартире ремонт, сварила борщ; чтоб скорее остыл, приоткрыла дверь в подъезд и поставила кастрюлю в прихожей, у двери.

Пришел пьяный муж, пнул кастрюлю; брызги до потолка Дневник счастливой женщины 8 страница достали. Это почему-то взбесило так, что перестало быть жалко его, а стало жалко себя.


documentafbdqxd.html
documentafbdyhl.html
documentafbefrt.html
documentafbencb.html
documentafbeumj.html
Документ Дневник счастливой женщины 8 страница